Эссе от практика управления. Как на самом деле устроена та самая вертикаль и какую роль в этом играет мозг.
Краткое метафорическое изложение теории государственного управления на российский манер.

Степень метафоричности запредельная! Поехали?

Вместо предисловия

Знаете почему удобно быть биологом в анамнезе?
А потому что природа-матушка нас щедро снабжает моделями, которыми мы можем объяснить что угодно.
Мой опыт менеджмента и базовое биологическое образование соприкасались неоднократно. Вот и сегодня они сошлись в одной точке. Имя ей – динозавр.

Собственно, эта метафора и легла в основу описания менеджмента больших систем.
Сразу предупреждаю, если у вас аллергия на слово «ж@па», у вас есть выбор: либо прекратить читать дальше, либо быстренько принять антигистаминное. Это слово здесь будет. Без этого никак. Синонимы исказят посыл и не передадут смысла.

Вопросы, которыми задается управленец

Двадцать лет я занималась организационной аналитикой и обучением сотрудников в сфере государственного управления. А точнее одной из силовых структур. И диву давалась:

• Ну почему же так-то все через ж@пу?
• Почему при новом начальнике глобально мало что меняется, даже если он интеллектуал, каких мало?
• Куда уходит полезная энергия системы?
• Чем мы занимаемся на самом деле, когда занимаемся управлением?
• Почему так долго происходит согласование элементарных вопросов?
• И самое главное: куда девать депрессивные мысли, о том, что ты, как начальник штаба, делаешь все, то можешь и даже больше, а воз и ныне там?

Откровение снизошло на меня в 2012 году. Как сейчас помню, по осени. Обострение было, видимо. И знаете, сразу стало спокойно и ясно. Пришло понимание, как это устроено, и что с этим делать.
Впоследствии жизнь мне подкинула возможность любоваться управленческими системами на межрегиональном и федеральном уровне. Были совместные проекты с крупными коммерческими и общественными организациями и модель динозавра прекрасно объясняла, что происходит.

За эти годы многих своих знакомых я веселила этой теорией, даже победила с ней на конкурсе бизнес-тренеров. А в 2016 году ее еще и в самодеятельном театре поставили!
И все мои друзья узнавали в этой истории свои организации.
Кстати, это миф, что госслужба сильно отличается от негосударственных корпораций. Пока маленькие – есть разница. Как подрастут – те же грабли. Точнее, те же динозавры и те же ж@пы. Итак, по порядку.

Динозавр и его мозг

Динозавр и его мозг

Для понимания управленческой идеи нам понадобится не просто динозавр, а лучше диплодок – огромная рептилия с маленьким черепом, длинной шеей и массивной задней частью.

Это огромное животное имело головной мозг размером не больше среднего яблока. Как управлять такой махиной? Время прохождения нервного импульса от головного мозга до кончика хвоста занимало до нескольких секунд. Это очень много. Но мы-то знаем, что природа мудра. У природы с собой было.

В тазовой области позвоночника в процессе эволюции образовалось утолщение спинного мозга, представляющее собой довольно крупный конгломерат нервных клеток. Размерами он был поубедительнее головного. И работы у него было тоже на порядок больше.

Как сейчас многие шутят – это был второй центр принятия решений, тех решений, которые через ж@пу. На самом деле это было не совсем так. Второй нервный центр (назовем его для красоты ж@пным мозгом), служил для управления нервными путями массивной задней части тела. Сами подумайте, эту мышечную массу необходимо обслуживать, доставлять туда кровь и повышать точность ее движений.

Нервная жизнь динозавра

Марина Фомина Теория динозавра

Вот представьте, пасется динозавр на полянке. Голова высоко, видит далеко. Мозг, хоть и маленький, но по тем временам, нехило развитый, генерит инновационную идею: «А давайте, сходим вон к той горе! Там нас ждет Эджайл!» Допустим, у динозавра с целеполаганием все было хорошо.
Посылает импульс по спинному мозгу: «Пойдемте все, целиком!». И что?
Шею тянет в направлении горы и ждет, когда на эту идею основное телесное богатство отреагирует. Ждет-пождет. Нервный импульс, переходя от позвонка к позвонку, достигает второго нервного центра. Пока дошел, поизносился. Уже не такой убедительный. Ну, дошел. Здрасти.

А второй мозг имеет свои цели и задачи. Ему надо обслуживать это огромное хозяйство: вон, заусенцы на задних ногах недополучают питательных веществ, дефекация на подходе, надо организовать отгрузку. Некогда нам к той горе, к вашему Эджайлу. Есть задачи поважнее.

Если импульс из головного мозга посильнее, то у него есть шанс быть услышанным ж@пным мозгом. Но и тут засада!

Второй мозг распределяет эти импульсы между задними конечностями и хвостом. И пока распределяет, добавляет что-нибудь этакое от себя. Так, сказать, чтобы знали, что я тут не просто «передастер», я тоже мнение имею и способен усовершенствовать чистоту сигнала, восполнить пробелы в информации.
Уж в каком виде первоначальная идея достигает кончика хвоста, история умалчивает. Но по факту, к горе он не дошел, эджайла не обрел. Вон, видите, неосторожно ящерицу хвостом зашиб, да и кучу навалил на тропинке к водопою…

Параллели

• Узнаете в метафоре основные проблемы современного управления?
• Сталкивались с ситуацией, когда отличная идея разбивалась о корпоративное устройство?
• Бывало, что подразделения обслуживающего блока буквально саботируют решения центра?

Если в вашей жизни такого не было, поздравляю! Скорее всего вы работаете на себя и предпочитаете не связываться с крупными организациями, у которых огромное количество обеспечивающих подразделений.
Мне посчастливилось наблюдать эти механизмы во всей красе.

При этом сама мысль о том, как устроена система оказалась терапевтичной.
Сами посудите, когда волею судеб тебя занесло в мозг и ты занимаешься целеполаганием, планированием, анализом и выстраиванием стратегии, тебе очень горько на выходе видеть вытоптанную землю и бесконечные кучи.
Начинаешь задаваться вопросом: «Что мы не так делаем? Ну почему же все через ж@пу? Где мы недоработали?»

Есть большая вероятность впасть либо в иллюзию, либо в депрессию.
А понимая, как это устроено, можно сильно сохранить свое психическое здоровье.

Главный дефект системы

Главный «баг» этой системы в том, что цели и задачи головного мозга не совпадают с целями и задачами ж@пного!
У второго основная задача – не столько принимать решения, сколько обслуживать саму систему и поддерживать ее стабильность.

Но решения он тоже принимает. Те, которые прошиты на уровне инстинктов и связаны с выживанием. А какой главный инстинкт? Правильно, главный – инстинкт самосохранения.
Вам же знакомо выражение «ж@пой чувствую»? Мы этим местом обычно чувствуем опасность, то, что угрожает нашей жизни и целостности.
В этих ситуациях возможно только одно решение: спасение жизни любой ценой.
Заметьте, своей жизни! Жизни внутри системы.
Тропинка к водопою и обустройство полянки у горы мало волнует динозавра.

В результате, основная энергия системы уходит на поддержание самой системы.

Вектор изменений сталкивается с вектором стабильности. Это базовый системный конфликт. В котором в большинстве случаев стабильность побеждает.

На энергии этого конфликта и развивается динозавр.

И вот здесь разворачивается дополнительная красота!
Угроза для жизни – штука не круглосуточная, а спонтанная. В остальное время надо же чем-то заниматься. А из курса биологии мы помним, что неработающий орган отмирает.
Именно поэтому ж@пный мозг становится способным к регенерации, начинает самовоспроизводиться и придумывать себе новые задачи. Но что бы он не придумал, все будет направлено на сохранение себя и поддержание гомеостаза системы. Ну ладно, изредка хвостом травку подравняет, чтобы внешне все прилично было. Но не больше!

Иллюзия изменений

Как думаете, достаточно было динозавру маленького головного мозга? Устраивала ли его эта ситуация?
А то! Они просуществовали несколько миллионов лет.
Ведь сохранением стабильности занимался не кто иной, как сам его величество ж@пный мозг – гарант постоянства и благополучия.

Для системы всегда важнее сама система, чем то, что ее окружает.

Чем больше система, тем крупнее динозавр, и тем больше в размерах его задняя часть. И второй мозг озабочен обслуживанием именно этой части. Ему до лампочки все эти ваши фантазии.

Чем больше система, тем больше у нее передаточных звеньев, и тем сильнее искажение главного сигнала.

Сколько таких передаточных звеньев в управленческой цепи вашей корпорации? Сколько корпорации плодят дополнительных центров принятия решений? Какие решения они принимают? В соответствии с какими задачами? Как оно на выходе, эффективно? Подумайте!

Какую бы задачу не решал руководитель передаточного звена, он всегда решает три:
1 — ту, которую ему прислали;
2 — задачу своего центра;
3 — свою личную задачу.
И тут уж кто кого.

И все эти командные коучинги, стратегические сессии, групповые фасилитации и прочие эджайлы – это игрушки для головного мозга. Системе необходима иллюзия управляемости и изменчивости. На это даже денег дадут! Немного, но дадут.
И играть будет позволено до тех пор, пока не возникнут крамольные мысли о существенном изменении системы. Вот тут ж@пный мозг соберет всех в ружье и перекроет кислород инноваторам!

В каждой шутке есть доля шутки

При всей веселости этой метафоры, мне страшно от мысли, что мы с вами находимся внутри динозавра. Точнее множества динозавров внутри одного огромного.
Для удобства начните с какого-то одного, постепенно увидите, что их много и это напоминает матрешку.
Начните с анализа организации, в которой вы работаете. Для этого на минуточку мысленно выйдите как бы за пределы, рассмотрите ее из позиции наблюдателя. Узнаете?

• Вот откуда эта рассогласованность действий.
• Вот почему инновационные идеи так быстро растворяются, а воплощаются те, которые не вредят системе.
• Вот почему в эту систему сколько не добавляй, на выходе будет куча.

Если вам удастся увидеть всю матрешку целиком, то вопрос, какая персоналия сидит в малюсенькой черепной коробке, уже не так важен.

Ледниковый период

Наша огромная система госуправления построена как раз так, чтобы поддерживать свою стабильность. Она ориентирована на процесс. Процесс передачи и изменения информации внутри себя. Это, ее основная задача.

Вы помните, почему вымерли динозавры? Наступил ледниковый период, к которому они были не приспособлены.
А сейчас наш главный динозавр очень хорошо приспособлен.

Он обеспечил себе выживание на много лет вперед. Создал и охраняет сам себя.
Да и все мы, кто вокруг и вне его, прямо или косвенно помогаем ему в этом. То взяточку занесем с тыла, то кучкой огород удобрим, то вместо динозавра полянку подстрижем, то промолчим, чтобы лишний раз не беспокоить.
Создаем условия, так сказать.

Мы с вами регулярно возмущаемся государственной системой. Кстати говоря, совершенно справедливо, ведь она нам регулярно подбрасывает пищу для возмущения.

Так вот, когда мы с вами испытываем гнев, давайте подумаем, а из какой позиции мы это делаем? Не находимся ли мы внутри этой системы? Не являемся ли мы частью ж@пного мозга динозаврика поменьше? Так ли мы автономны? Если честно посмотрите, то увидите, что каждый из нас — элемент системы. Как минимум, она существует на наши с вами деньги!

Если включить системные мозги, можно очень быстро понять, что эту большую систему сможет изменить только сила, большая, чем сила связей внутри. Так работает система.
Откуда этой силе взяться? Эту мысль я предпочитаю не развивать, это слишком травматично для моей психики и трагично для жизни миллионов людей.

Так что же развивать?

С управленческой точки зрения в любой организации имеет смысл развивать две вещи:
Ценностные ориентиры компании и каналы передачи информации.

Если снова замахнуться на самого большого динозавра, то можно увидеть, что ценностные ориентиры сильно размыты, а каналы передачи информации работают только на пиар.

То есть задействованы только те каналы информации, которые охраняют систему от внешнего воздействия и усыпляют бдительность ее элементов.

Настоящие информационные каналы, которые должны обеспечивать работоспособность системы феодально недоразвиты. Ну в самом деле, вы в курсе, что у каждого министерства свое программное обеспечение и чуть ли не свои системы кодирования? Ага, умиляет. Именно поэтому все происходит так неэффективно. Потому что пешком!

А ведь при сильном импульсе и отлаженных каналах из хорошо оснащенного центра управления сигнал будет достигать периферии в неизменном виде.

Но разве это выгодно? Это же полный швах!
Тогда не понадобятся передаточные звенья.
Тогда не нужно будет обслуживать всю эту махину.
Да и махина сама по себе уже станет неактуальна. В новом мире станут востребованы более мобильные системы.
Но это уже будут не динозавры… И где тот новый мир?
И тут снова ой! Прогноз плохой! И куда девать ошметки?

Не дождетесь!

А что же с головой?
Из всего этого напрашивается вопрос: «А как же головной мозг? Он маленький, но хороший. Он же за изменения к лучшему. Он же не виноват, что второй раскомандовался?»
Так-то да. Но биология нам снова дает решение. Все центры жизнеобеспечения находятся именно в головном мозге. И только здесь можно перекрыть кислород и перестать раскармливать эту махину. Но…
Но тогда вместе с махиной погибнет и тот, кто сидит в голове динозавра.
Степень разрушения я даже боюсь предполагать.
Снова ой…. куда девать ошметки?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *